Вторник, 14 Март 2017 15:39

Кавказ: становление педагогического образования

     Исторический опыт показывает, что чем демократичнее общество, тем большее место занимает учитель в общественной жизни. И потому крупнейшие западные и российские мыслители, и педагоги прошлого обращались к проблеме педагога. Они прекрасно понимали высокое общественное назначение учителя и требовали для него должного морально-правового и материального положения.

     Великий русский педагог К.Д. Ушинский считал, что система воспитания порождается историей народа, его потребностями и бытом. Его материальной и духовной культурой, она не может существовать вне решения острых социальных проблем. Труды Ушинского представляют новый этап в педагогической культуре народов России и всего мира.

     Другой видный российский педагог и продолжатель идей К.Ушинского Лев Николаевич Модзалевский (1837-1896) теоретически и практически претворил в жизнь идеи К.Ушинского по поводу педагогов и их образования. Он читал курс педагогики в возглавляемой им Тифлисской женской гимназии. Здесь же он создал школу, где ученицы специальных классов проходили педагогическую практику, и открыл пансион для горцев-гимназистов. Подчеркивая широкомасштабный характер его деятельности на Кавказе, педагог Д.Д. Семенов писал, что она была очень «разнообразной, поучительной и плодотворной, где бы ни появлялся Л. Модзалевский, всюду он вносил живую педагогическую струю».

     Став окружным инспектором Кавказского учебного округа в 1877 году, Л. Модзалевский развернул здесь активную деятельность по развитию школ. Много внимания педагог уделял совершенствованию учебно-воспитательной работы в школе. Он автор многих программ по русскому языку и словесности, в которых, исходя из особенностей жизни кавказских народов, давал учителю практические советы, помогающие лучше осваивать учебный материал.Качество работы школы Л. Модзалевский ставил в прямую зависимость от условий профессиональной подготовки учителя. Чтобы подготовить учителей, он предлагал включить в учебные планы педагогических учебных заведений Кавказа русский, армянский, грузинский, осетинский, черкесский языки, арифметику, географические сведения о государствах, городах и народах, также историю, естествознание и другие дисциплины. Главная задача педагогических учебных заведений Кавказа заключалась, по мнению Л. Модзалевского, в подготовке тех учителей, в которых нуждались многочисленные кавказские народы.Проблема подготовки учительских кадров для школ Кавказа решалась через Тифлисский учительский институт, открытый в 1872 году, а также Кубанскую учительскую семинарию, учрежденную в 1871 году. Несколько раньше эта проблема отчасти решалась и педагогическими курсами при горских школах Северного Кавказа, и Закавказской учительской школой, учрежденной в 1866 году.

     В разное время в этих учебных заведениях учились представители разных национальностей, успешно трудившиеся по выходе из них на поприще просвещения горских народов Кавказа. С этой целью он предлагал педагогам знакомить горцев с произведениями классиков русской литературы.

     Таким образом, мы видим, что известные российские педагоги-мыслители придавали огромное значение роли учителя, его подготовки и назначению в обществе. Их идеи не только не устаревают, а наоборот, становятся все более актуальными. И потому творческое использование наследия выдающихся педагогов-новаторов может и должно сыграть свою роль в решении проблем обучения в современной школе. Ибо оно позволяет педагогическому коллективу успешно выполнять задачу подготовки учителей.

     История подготовки народных учителей в России начинается по сути дела лишь с шестидесятых годов XIX века, после отмены крепостного права. В связи с освобождением крестьян Россия особенно нуждалась в большом количестве школ, но еще большая потребность возникала в учительских кадрах.

     Острота проблемы особенно чувствовалась на Кавказе, где наблюдалась почти поголовная неграмотность населения. Вхождение Северного Кавказа в состав России создало объективные условия для развития народного образования. Умиротворение кавказских народов шло не только с помощью оружия и жесткими колониальными методами, но и с помощью школьной просветительской политики. Этот момент подтверждает высказывание великого князя Михаила Николаевича, наместника Кавказа: "Независимо от неоспоримой важности, которую оно имеет по влиянию его на нравственное и духовное благосостояние края, народное образование является в здешнем крае, составленном из столь различных элементов народонаселения и вероисповедания, одним из самых действительных орудий для постепенного, хотя и медленного, но единственно верного устранения национальных и религиозных разнообразностей, и для слияния разновременно присоединенного к империи края, с общим государственным строем"

     Первый опыт использования просвещения для установления контактов с горцами был приобретен российскими миссионерами в Осетии еще при Екатерине. С этой целью еще в 1745 году была образована «Осетинская духовная комиссия» из лиц грузинского происхождения, хорошо владевших осетинским языком. Возглавлял её архимандрит Пахомий. Комиссия была на службе у православной церкви и выполняла миссионерские функции на Кавказе и в Осетии. Она распространяла среди горцев христианство. Деятельность «Осетинской духовной комиссии» была прервана в 1792 году, и затем продолжена с 1814 по 1860 годы, т.е. до того периода, когда образовалось «Общество восстановления православного христианства на Кавказе» 

     Школы, открываемые «Осетинской духовной комиссией» и «Обществом» были одноклассными, двухклассными, трехклассными, мужскими, женскими, а также воскресными и вечерними для взрослых. Важной стороной деятельности «Общества» было создание при школах приютов и организаций трудового воспитания детей на базе ремесленных мастерских и сельскохозяйственного труда на пришкольных земельных участках. «Общество» открывало и специальные средние учебные заведения для подготовки пастырей и школьных учителей.

     С этой целью им были учреждены: в 1866 году Александровская учительская школа в Тифлисе, преобразованная в 1872 году в учительский институт; Владикавказское духовное училище – в 1887 году, преобразованное в 1895 году в миссионерскую духовную семинарию.

     Как видим, в результате последовательно проводимой политики умиротворения и подчинения народов Кавказа к концу XIX века цель, поставленная перед школой, несколько конкретизировалась. Однако, делая ставку на школу в идеологизации жизни северокавказских народов, правительство допускало её развитие в тех формах и масштабах, которые отвечали бы их интересам в школьной политике.

     Таким образом, многолетняя научно-просветительская и педагогическая деятельность российской интеллигенции по решению кадрового вопроса для национальных школ оказалась весьма плодотворной. В истории школы и педагогической мысли народов Кавказа они оставили глубокий след как прогрессивные ученые, талантливые организаторы народного образования, много сделавшие для осуществления идей прогрессивной русской педагогики.

Источник: https://infourok.ru/

Читать статьи