Воскресенье, 24 Июль 2022 17:28

Степень одаренности. Штерн.

 

Количественная оценка одаренности может производиться в двояком смысле, —  смотря по тому, понимается ли одаренность как способность или как умение (Fertigkeit). В первом случае исходят из того предположения, что задаткам, как таковым, присуща некоторая внутренняя сила, которая, являясь постоянным импульсом, лежит в основе всякого рода развития и деятельности. Во втором случае мы обращаем внимание на уже достигнутую высоту одаренности, на наличное в данный момент умение выполнять те или другие акты одаренности —  мы имеем в виду величину, которая, естественно, изменяется в положительном направлении в течение всего периода развития. В первом случае мы измеряем психический habitus, во втором случае  status praesens. Первый мы называем степенью одаренности, второй —  ступенью развития одаренности. Сначала мы рассмотрим степень одаренности. 

На вопрос о том, встречается ли одаренность как задаток, в различных степенях, большая часть отвечает без колебаний утвердительно. Поверхностный анализ при сравнении между собой различного рода одаренностей даже склонен усматривать в них одни только различия в степенях, так как он видит в одаренности однородное, по качеству не варьирующее свойств одаренности. 

Совершенно в ином свете этот вопрос представляется нам, поскольку мы установили, что одаренность может иметь различные качественные проявления. Не является ли эта пестрота видов и типов одаренности препятствием для равномерного распределения их всех по степеням, а, следовательно, для указания каждой отдельной одаренности ее рангового места на скале степеней одаренности? Подобное распределение мне все же кажется возможным, но только благодаря тому, что целый ряд частичных проявлений одаренности поддается оценке по степеням, так что из них может быть выведен общий индекс (указатель). О приемах нахождения этого индекса мы поговорим ниже (глава 7); здесь же мы должны только установить, в каком смысле мы можем говорить о степенях в частичных проявлениях одаренности, а, следовательно, в самих задатках одаренности. 

Каждая способность определяется нами телеологически; степень способности поэтому может быть выведена только из отношения к целям, которым она служит. Если способность служит различным частичным целям, то она должна оцениваться выше в том случае, когда та частичная цель, на которую эта способность преимущественно направлена, стоит выше в оценочной системе целей. Но в пределах каждой частичной цели существуют также различные степени, в зависимости от приближения к возможно совершенному осуществлению данной цели. Так у нас открывается возможность устанавливать градации с двух точек зрения: аксиологической и динамической. 

Включение вопроса об оценках в психологическое исследование может сначала показаться странным. И действительно, чисто феноменологическое исследование не имеет на это права. Но как только мы переходим от исследования психических феноменов и актов к изучению способностей,точка зрения оценки становится необходимой. Ведь способности —  это средства, при помощи которых личность стремится осуществить ценные для нее цели. Без масштабов для этих ценностей мы поэтому не можем также иметь и масштабов для измерения силы способности. 

Здесь не место развивать и обосновывать общую скалу ценностей личной жизни, но для нашей задачи достаточно ограничиться тем простым положением, что ценность какой-нибудь частичной цели, — а также и служащей для этой цели способности —  параллельна той ступени психического развития, на которой данная способность в условиях нормы проявляется. Стадии одаренности, следующие друг за другом в процессе развития и вытекающие одна из другой (см. следующую часть), должны, следовательно, представлять вместе с тем столько же степеней одаренности, — поскольку эти стадии проявляются у различных индивидов одновременно. 

Если мы с этой точки зрения бросим взгляд на указанные выше виды одаренности, то увидим следующее: реактивная одаренность стоит ниже спонтанной, практическая одаренности — ниже теоретической, ибо реактивная одаренность, как и практическая, имеются у животных, у маленьких детей, у дикарей; напротив, спонтанная и теоретическая деятельность одаренность присущи только человеку и при том на высшей ступени развития. 

Оценка с этой точки зрения других видов одаренности не столь определенна. 

Аналитическая и синтетическая одаренность, каждая в отдельности, могут давать такие высоко ценные проявления, которые по своему значению оказываются с трудом соизмеримыми. Напротив, в более простых. проявлениях сравнительная оценка представляется еще возможной. История психического развития показывает нам, что способность к четкому выделению и улавливанию частностей выступает уже на стадиях, на которых способность к соединению и установлению связей еще очень мало развита. Акты одаренности животных и маленьких детей, несомненно, имеют гораздо больше аналитическую, чем синтетическую окраску. Синтез также предполагает в гораздо большей степени предварительный анализ, чем наоборот. Вследствие этого, для низших и средних ступеней одаренности, способность синтетической деятельности в целом должна считаться выше способности аналитической. 

Различие между субъективной и объективной одаренности вообще не может быть сведено к количественным различиям; напротив того, мы нашли, что в пределах каждого из этих двух видов могут быть установлены более ценная и менее ценная форма. Бесспорно, выше всего стоит редко встречающееся гармоническое сочетание субъективного и объективного подхода — «Гармонический тип» Бервальда. 

Меньше затруднений представляет точка зрения динамической градуировки. Здесь вопрос идет о сравнении энергии, развиваемой в однородных формах деятельности, — и в основу этого сравнения могут быть положены масштабы, которые сами подлежат количественной градуировке. Так, при прочих равных условиях (задачи, возраста и окружающего мира) высшей считается та одаренность, которая выполняет определенные действия скорее или точнее, или в более широком объеме, или с большей разносторонностью. Затем высшей надо считать ту одаренность, которая из целого ряда задач, размещенных по степени трудности, может разрешить самую трудную и т.д. При этом надо заметить, что все эти сравнительные точки зрения имеют значение только при ceteris paribus. Большая скорость актов одаренности сама по себе еще не является признаком высшей одаренности, если она покупается ценой большей поверхностности, ошибочности, ненадежности. Только в том случае, если одинаково успешные действия выполняются одним индивидом значительно быстрее, чем другим, можно говорить по отношению к этой частичной стороне одаренности в более высокой ее степени. 

Общий уровень одаренности к. н. человека получается, как равнодействующая отдельных частичных степеней, о которых мы только что говорили. Но это отнюдь не просто мозаичное соединение; напротив, отдельные способности сливаются в одно целостное качество, при помощи которого человек психически ориентируется в мире, качество, выражающее общую ценность его психической приспособляемости к новым требованиям жизни. В этом общем мериле ценности не все отдельные части одинаковы по своему значению. Наоборот, здесь в широких размерах имеет место компенсация. Более слабая способность к анализу компенсируется более сильной способностью к синтезу; то, что одним человеком достигается благодаря скорости, удается другому, благодаря основательности и т. д. 

Ни в коем случае не следует, конечно, думать, что подобным определением степени можно исчерпывающе охарактеризовать одаренности человека; наряду с этим качественная характеристика все же вполне сохраняет свое самостоятельное значение.

События