Понедельник, 02 Май 2022 19:24

Степанов Александр Степанович. Лазарева Лия Васильевна. Народный учитель.

 

На что вдохновишь, поколение новое?

Вокруг школы молодой сад: яблони, вишни, сморо­дина, малина. Небольшой цветник под окнами, грядки опытного участка. Неустанно следит за всем этим чей-то глаз, постоянно ухаживает доброжелательная рука...

«Мы сами его посадили, сами ухаживаем за деревья­ми: окапываем, поливаем, обрезаем сухие ветки, унич­тожаем гусениц...

Сегодня после уроков все будем работать в саду. Будем копать ямы для молодых яблонь, слив, малины, смородины, крыжовника. Наш фруктовый сад будет еще лучше...»

Цитированное — не из ученического сочинения. Оно из учебника русского языка для третьего класса чу­вашской школы. В другой статье указан и адрес школы: «Наша деревня называется Булдеево. Рядом с ней рас­положены деревни Акнязево и Акташкасы...»

Почему же именно об этой, а не какой-нибудь другой школе говорятся в книге? Причина простая: составители учебника вот уже двадцать с лишним лет учительствуют здесь.

Все как-то органически слилось в деятельности Алек­сандра Степановича Степанова и Лии Васильевны Лаза­ревой: непосредственная педагогическая работа и неустанный многолетний труд над учебником. Одно невоз­можно отделить от другого. Постоянно горит неотступ­ная творческая мысль супругов-единомышленников, соратников в большом деле.

«В школе есть пионерская комната. Там мы отдыхаем, играем в шашки и шахматы, читаем газеты, поем песни, проводим сборы...» Школа небольшая, чуть-чуть более полусотни мальчиков и девочек. Два класса-комплекта: первый—третий, второй — четвертый. Два. учителя: он и она. В такой малокомплектной школе освобожденный пионервожатый не полагается. Но какой интересной жизнью живут пионеры и октябрята из Булдеева, Акнязева и Акташкасов! Один только факт: в 1963 году бюро Чувашского областного совета пионерской организации обсуждало итоги соревнования «Чей отряд лучше?». Чле­ны бюро единодушно признали тогда: по начальным классам лучшим отрядом в республике считать отряд булдеевских пионеров. На их счету десятки посаженных деревьев, интересные опыты на учебно-опытном участке, шефство над октябрятами, художественная самодеятель­ность, постоянная помощь колхозу, десятки килограммов желудей5 сданных государству для разведения новых ле­сов. В каждом классе своя библиотека и ни одного биб­лиотекаря...

Именно в этой комнате, оборудованной по всем пра­вилам пионерской этики, Лия Васильевна и Александр Степанович давали ребятам первые практические уроки обществоведения. Здесь рождались мысли о полезных делах и принимались решения по их осуществлению.

— За уборку хмеля правление колхоза выделило деньги. Как будем расходовать их? Ваши деньги—вы решайте.

Склонились головы юных активистов. Впервые в жизни предлагают им самостоятельно решать такую сложную задачу. А ответа, как в задачнике, не найдешь.

— В городе ребята одеты в форму... давайте и мы приобретем.

И вот решение совета дружины: всем иметь в школе вторую обувь.

Убедил маленького человека в том, что он хозяин, — дальше он уже сам, без подсказки, будет озабочен, что­бы сделать лучше. Вот и первое самостоятельное пред­ложение детей.

— Тете Вале трудно одной управиться в столовой. Надо бы помочь ей.

 — Картошку будем сами чистить...

— И посуду сами можем мыть...

Лия Васильевна и Александр Степанович вызвались стать педагогическими референтами своих коллег в са­мом сложном для чувашских школ деле — в преподава­нии русского языка. Общая идея учебника, его содержа­ние, подача материала — все идет от собственного опыта, многократно повторенных и проверенных экспериментов, от мыслей, никогда не отрывающихся от развития обще­педагогической науки.. И это позволило их книге вы­держать уже несколько изданий.

Здесь, пожалуй, не место разбирать принципы, кото­рыми руководствуются Александр Степанович и Лия Васильевна. Но одно из достоинств книги, признанное учителями, хочется отметить—это ее практическую на­правленность. Авторы учебника приглашают коллег сле­довать правилу, которого сами придерживаются свято и неотступно: в обучении детей-чуваш русскому слову — не злоупотребляй словом. Для приверженцев сло­весного метода обучения это звучит почти парадок­сально.

Но логика составителей учебника проста и убеди­тельна. Вникните в психологию познания ребенка. Как он воспринимает слова своего, родного языка? Как пря­мое обозначение предмета, его действия, признака. Нет их— нет слов. Есть они — есть слова. Вот отчего он родной-то, чувашский. В нем мир, в котором живет буду­щий человек. А если ты, учитель, хочешь, чтобы и рус­ский для него стал таким же родным, так иди этим есте­ственным путем познания. Не говори ему сначала пукан, чтобы затем произнести слово стул. А покажи в Натуре и назови его сразу по-русски. И тогда твой ма­ленький ученик окажется приблизительно в том же по­ложении, в каком находится его сверстник из русской семьи.

Закупили материал. Лия Васильевна сама делает выкройку. А дома матери и сестры строчат на швейных машинах.

Наступили ненастные дни весны.

— Ребята, у нас в школе грязно. А правило знаем: будешь чистым — будешь здоровым. Как быть, решайте.

«Наша учительница принесла в класс сумку и поста­вила на стол. Нам очень хотелось узнать, что в сумке. Учительница объяснила правила игры и стала вынимать из сумки по одному предмету. Там были: карандаш, пе­ро, ручка, книга, тетрадь, мел, ножик, щетка, шило, во­ротничок, палочка... Мы стали называть эти предметы, добавляя слова на вопросы какой? какая? какое? Гово­рили так: «В сумке было чистое полотенце. В сумке была чайная ложка...»

Вот оно, практическое осуществление принципа не злоупотребления словом при изучении согласования прилагательных с существительным в роде. Так прово­дят уроки они сами. Занимательно, весело, с юмором, с расчетом на неожиданность обыкновенного. Не при­учай ученика связывать слово со зрительным объектом с малолетства — так на всю жизнь непреодоленным и может остаться у него, как укор учителю, родовой «каприз» русского языка. Ведь на своем-то, чуваш­ском языке безразлично, как сказать: «чайный ложка» или «чистый полотенце». Родов там не существует.

А чтобы кто-либо из коллег не понял, что это не только статья для чтения в классе или дома, но и под­сказка к прямому следованию, вроде бы через учеников методический совет: «Проводите такую игру в классе».

Каждый свой урок по любому из предметов Лия Ва­сильевна и Александр Степанович разрабатывают с за­видной тщательностью. Разработки эти копятся из года в год, и постоянное наслоение нового материала на ста­рый позволяет судить об их творческой лаборатории. По арифметике они особое внимание обращают на ин­дивидуальные занятия с учениками. В учительской комнате в конце недлинного коридора — каталожный ящик. Каждая секция его — это хранилище уникальных на­глядных пособий, при помощи которых Степанов и Ла­зарева достигают замечательных результатов в обучении детей.

Небольшие, в полтетрадных листа, карточки с задача­ми, с примерами, написанными от руки. Их десятки для каждого класса. Ни одна из них не пойдет на уроке не по адресу. Каждая для определенного ученика.

Кстати, таких карточек по русскому языку не мень­ше, чем по арифметике. Простой контурный рисунок гуся тоже окажется на парте именно того школьника, который в наивном доверии к мягкому знаку уподобит его окончание в родительном падеже окончанию слова «тет­радь».

Любовь к природе и познанию тайн ее воспитывается в саду и на пришкольном учебно-опытном участке. Своих яблок ребятам хватает до новогодней елки, овощей на горячее питание — от первого до последнего звонка учеб­ного года. Летом людей в школе бывает не меньше, чем в учебное время. Пригласили на работу четвероклассни­ки бригадира (их в каждой деревне по одному)— идут и старшие, кто давно уже окончил школу. Забота общая.

Вот одна характерная деталь: как принято говорить, здесь учат и стены. И в коридоре и в классах полно на­глядных пособий.

Александр Степанович и Лия Васильевна не борются неуспеваемостью. Ее просто-напросто нет в школе. С тех пор как они начали работать здесь, родители не помнят, чтобы им приходилось переживать неприят­ности из-за плохих оценок детей.

К тысячам забот еще одна: как преодолеть педагоги­ческую беспомощность самих родителей? Надо, чтобы они были не просто осведомлены в вопросах воспитания и обучения своих детишек, а усвоили бы практические приемы. И вот путь найден.

Кончилось первое полугодие. В пионерской комнате первоклассники простились с букварем. Александр Сте­панович и Лия Васильевна собирают книжки, оставляют их в школе. Через день Лия Васильевна обходит с ни­ми все три деревни.

— Как живешь, Вася? Я к тебе пришла, принесла книжку.

Шестилетний мальчонка тянется к букварю: картин­ки ему покажи.

— А ты знаешь, что под картинками-то написано? Нет? Я тебя научу. Приходи с папой в школу. А пока сам попробуй поучиться...

Малыши в школе. В классе в одном ряду— они, в другом — папы и мамы. Александр Степанович и Лия Васильевна раздают карандаши и тетради — и взрос­лым и детям. Так начинается первый в жизни шестиле­ток урок. То, что по просьбе учителя делают они, делают и взрослые. В перерыве дети бегут в коридор, на улицу, а взрослые остаются с учителями в классе.

Заболела мать Геры и Коли. В районной больнице поставили ошибочный диагноз и фактически списали че­ловека. Несмотря ни на какие мольбы больной женщи­ны, не дали направления в республиканскую поликлини­ку. И вот из чувашской деревни от депутата районного Совета Л. В. Лазаревой идет письмо в Москву: помогите матери моих учеников, вразумите врачей-бюрократов.

Вразумили. Болезнь была побеждена. Больную выле­чили.

Немало таких поступков на счету Лазаревой и Сте­панова. Для Александра Степановича и Лии Васильевны дети — живое зеркало истории. И ход жизни таков, что ставит все новые требования.

Учебник, который хорош был в прошлом году, не подходит нынче. Вот и вынуждены авторы постоянно работать, обновлять его. Чувашская школа перешла на русский язык обучения с пятого класса. Начальным клас­сам новая работа: найти пути подготовки детей к усвое­нию программ по всем предметам на русском языке. Снова эксперименты, находки, споры.

И на столе уже лежит рукопись — плод нового твор­ческого вдохновения — русско-чувашский словарь для начальных классов...

Небольшое деревянное здание на краю деревни Булдеево — два класса-комплекта Шордаушской восьмилет­ней школы. Дети учатся здесь четыре года и уходят в пятый класс, чтобы потом стать хорошими трактористами и доярками, знатными токарями и инженерами. На их места садятся новые мальчики и девочки. Похожие и непохожие на тех, ушедших. Какие хлопоты и заботы принесут они Лие Васильевне и Александру Степанови­чу? На что новое и нелегкое вдохновишь их, молодое беспокойное племя?

 


А. Белов

Чувашская АССР, с. Булдеево

 

 

 

Про лучших учителей, педагогов, о теории и практике образования и воспитания

  • Default
  • Title
Загрузить ЕЩЕ load all